Первомайская улица во Владимире

На север от Золотых ворот убегает вниз к Лыбеди, когда-то полноводной реке, улица Первомайская. Имя свое она получила в честь международного праздника трудящихся — Дня солидарности рабочих всего мира 1 Мая. До 8 ноября 1923 г. улица называлась Никитской — по имени церкви Никиты-мученика, служившей заметным ориентиром среди маленьких домишек, приютившихся у городского вала.

Улицы древнего Владимира, как видно из дошедших до нас планов, были обычно узкими, в один или два порядка. Но этого нельзя сказать о бывшей Никитской улице.

В чем же дело? Оказывается, в давние времена между правой и левой стороной улицы шло оборонительное сооружение (вал и ров), которые были воздвигнуты еще в середине XII в. Валы и рвы — результат титанического труда владимирцев. Валы насыпались высотой до 9—10 метров. Ширина же их составляла 30 метров. За валами располагался ров, глубина которого достигала в некоторых местах пятнадцати метров, а ширина — тридцати двух метров. Таким образом и возникла улица шириной более 60 м.

Оборонительные сооружения существовали продолжительное время, защищая город от врага. За состоянием их строго следили воеводы, которым предписано было царскими грамотами содержать их в надлежащем виде. Даже в XVIII—XIX вв. запрещалось выбрасывать в ров мусор и городские отходы. Но воды уже в это время в них не было, и использовались они как кольцевые дороги вокруг города, объединявшие многочисленные выезды и выходы из него.

Но шло время. Не нужны стали оборонительные сооружения. Отпал запрет и на строительство домов у подножия крепостных валов — сказался недостаток земель в городе. Дома стали появляться и у подошвы северо-западной части окружного вала. В результате возникла правая сторона Никитской улицы.

А началом застройки левой ее стороны послужило временное здание театра, которое представляло из себя снаружи большой сарай. Этот театр простоял всего лишь два года. В 1851 г. у Золотых ворот, параллельно с валом, началось строительство постоянного здания театра. Это был деревянный особняк на 16 сажень длины и 6 — ширины. Одной стороной фасада он примыкал к валу.

«Место же, на котором театр построен, — писали «Владимирские губернские ведомости» в январе 1852 г., — есть самое удобное, ибо здесь сохранены два важнейших условия: близость расстояния от всех точек города и удаление от жилых строений, для которых театр всегда составляет опасное соседство».

Это сообщение газеты еще раз доказывает, что левая сторона улицы появилась намного позднее правой, которая была защищена валом и рвом.

Несмотря на скромное внешнее оформление театра, его внутренняя архитектура поражала зрителя. Зал удовлетворял всем условиям оптики и акустики. Он был «устроен по системе Венского театра и имел форму вазы или опрокинутого колокола, отчего из всех его точек видна сцена, как это соблюдено и на Венском театре».

Сцена устроена по образцу Большого театра в Санкт-Петербурге с раздвижным полом — провалами и рамами для декораций. «Коридоры довольно широки…», — писала местная газета.

Владимирцы долго удивлялись искусству архитектора Никифорова, его вкусу: как это он сумел построить довольно приличный театр всего за четыре месяца и уложиться в смету в 5 тысяч рублей. Театру, выстроенному на такие небольшие деньги, нельзя рассчитывать на портики, служащие подъездами для экипажей, и другие архитектурные украшения, а у владимирского театра они имелись.

Гости города оставались довольны, побывавши в театре: «…видел до 20 провинциальных театров, — признавался один из приезжих, — но ни разу не встречал подобного… в котором соединяется удобство с изящностью. Что касается до костюмов и декораций, то вся обстановка их была до того хороша, что трудно требовать лучшего».

Более пятидесяти лет ходили владимирцы в театр у Золотых ворот. Для одних он был только местом отдыха, для большинства же — центром духовной жизни города. Со сцены его неслись в зал смелые мысли, горячие идеи, они будоражили умы, звали к действию. Театр ставил и Гоголя, и Фонвизина, и Грибоедова, и, конечно же, Островского. В нем блистали Стрепетова, Федотова, Ермолова, Ленский, приезжавшие на гастроли.

Время от времени театр обновлялся. Так, в 1860-е годы унылый фасад двухэтажного деревянного здания был украшен готической формы окнами, главный подъезд — навесом на колоннах и газовыми фонарями.

Но дерево — не камень, быстро стареет. В 1907 г. Владимирскому театру предоставили новое помещение в Народном доме (Гагарина, 7), на месте бывшего деревянного особняка театра 8 июля того же года состоялась закладка реального училища. Предварительно срыли остатки Театрального вала (название вал у Золотых ворот получил от театра, который стоял у его подножия) и засыпали Никитский пруд — остаток некогда большого рва.

Здание реального училища сохранилось до наших дней (Первомайская, 1); оно — яркая иллюстрация стиля модерн во Владимире. Это новое архитектурное увлечение с некоторым запозданием пришло в губернский город. Правда, оно проявилось здесь своеобразно, отличается от столичного, более изощренного.

Училище строилось по проекту и под наблюдением московского архитектора П. А. Виноградова. Автором скульптурных портретов на фасаде здания .— ученого-физика

А. Г. Столетова и выдающегося русского химика Д. И. Менделеева — является московский скульптор А. А. Аладьин.

Руководил строительством реального училища подрядчик владимирец Дудочкин. Он же строил и Народный дом (ныне ул. Гагарина, 7).

С 1 сентября 1908 г. в училище начались занятия.

В следующем году по случаю столетнего юбилея со дня рождения Н. В. Гоголя городская дума приняла решение о постановке бюста великого русского писателя перед реальным училищем. Изготовленный московской фирмой Бекман бюст Н. В. Гоголя был открыт в 1911 г В пятидесятые годы памятник перенесли в Первомайский сквер.

В первые годы Советской власти в здании бывшего реального училища разместился Институт народного образования, преобразованный в 1921 г. в Практический институт народного образования. Он имел три отделения: дошкольное, школьное и культурно-просветительное.

В 1939 г. институт снова претерпел преобразование. Он стал называться учительским, с 1950 г. —государственным педагогическим.

В годы Великой Отечественной войны в нем действовали военные эвакогоспитали № 1887 и 5799, о чем напоминает мемориальная доска на здании института.

В 1948 г. институту было присвоено имя земляка-ре-волюционера, соратника В. И. Ленина, ученого-литературо-веда, академика П. И. Лебедева-Полянского. Павел Иванович Лебедев родился 2 января 1882 г. в г. Меленки Владимирской губернии. После окончания духовного училища был определен во Владимирскую духовную семинарию, где вступил на революционный путь борьбы. Революционную деятельность он продолжал и в Дерптском университете, за что и был выслан во Владимир в 1904 г. под гласный надзор полиции.

Здесь Лебедев восстановил прежние и завел новые связи с революционной молодежью города и губернии, вел пропагандистскую работу под партийным псевдонимом «Валерьян Полянский». В апреле 1905 г. вошел в состав только что созданного Владимирского комитета РСДРП.

В 1908 г. Лебедев-Полянский из-за постоянной слежки полиции вынужден был покинуть Россию. За границей он познакомился с В. И. Лениным и вместе с ним сотрудничал в большевистской печати.

После победы Великого Октября был членом коллегии Наркомпроса и правительственным комиссаром литературно-издательского отдела. С тридцатых годов вся его работа сосредоточилась на литературной и педагогической деятельности. За научные заслуги он был избран действительным членом Академии наук СССР.

После его смерти вдова ученого Вера Павловна передала в дар Владимирскому педагогическому институту часть его личной библиотеки. Это ценное собрание, насчитывающее около 4 тысяч томов, составляет особый фонд институтской библиотеки.

В областном музее-заповеднике хранятся некоторые личные вещи из его кабинета. В 1959 г. у здания Владимирского государственного педагогического института был открыт памятник-бюст П. И. Лебедеву-Полянскому (скульптор В. Е. Долецкий), напоминающий жителям и гостям города о пламенном революционере, выдающемся деятеле советской науки, человеке, которым гордится земля владимирская.

За педагогическим институтом посредине улицы возвышается еще одно красивое двухэтажное здание из красного кирпича (Первомайская, 4а), построенное в те же девятисотые годы, что и бывшее реальное училище. В нем размещались до Октября четвертое и второе (временно) городские училища, после 1917 г.—-учебные заведения. Теперь это здание занимает исполком Совета народных депутатов Ленинского района.

Ниже по улице, на бывшем Никитском валу, уютно раскинулся сквер. Он появился в шестидесятые годы прошлого столетия, когда вал был срыт, а на его месте разбили бульвар, названный по имени вала Никитским. При переименовании улицы он получил современное название — Первомайский сквер. Его тенистые дорожки со скамейками манят к себе прохожих, особенно в жаркие летние дни.

Перед сквером открывается небольшая площадь с Никитской церковью. В XII в. здесь стояли Иринины ворота, служившие для проезда в монастырь Козьмы и Демьяна, который находился на месте Никитской церкви. В более поздние времена, примерно в XVIII веке, у крепостного вала устраивались ярмарки. Для удобного подъезда ров в этом месте был засыпан, а вал срыт.

С площади хорошо просматривается памятник архитектуры XVIII в. — Никитская церковь, возвышающаяся у крутого склона древнего вала. Как уже было сказано, на этом месте существовал монастырь, о чем свидетельствуют летописи. Одна из них доносит до нас историю, связанную с убийством Андрея Боголюбского. Когда во Владимире и Боголюбове посеялось «всеобщее смятение и никто не хотел думать об умершем князе», игумен Козьмодемьянского монастыря, пренебрегая опасностью, первым явился в княжеские палаты и почтил память погибшего князя погребальным пением.

В какие годы был упразднен этот монастырь, точных данных нет, но в первой половине XVII столетия он уже не значился. Документы указывают на существование здесь деревянной церкви. Именовалась она по-разному: то в честь Иоанна Крестителя и чудотворцев Козьмы и Демьяна, то пророка Предтечи и крестителя Христова Иоанна и великомученика Никиты. В переписных же книгах города XVIII в. она значится как церковь мученика Никиты, в народе же бытует как Никитская церковь.

Эта церковь, как и большая часть древних храмов, была деревянной. Лишь в 1762 г. на ее месте стали воздвигать на средства местного купца С. Лазарева каменный храм.

От Никитской церкви через Боровецкий спуск перейдем на левую сторону Первомайской улицы. Перед нами предстанут два трехэтажных жилых здания из красного кирпича (Первомайская, 23 и 25). Они были построены для рабочих химического завода в тридцатые годы. На месте одного из них (Первомайская, 23) до революции находился дом, в котором родился и жил активный участник революционного движения 60-х годов, каракозовец, писатель Петр Федорович Николаев (1844—1910), отбывавший каторгу вместе с Н. Г. Чернышевским.

П. Ф. Николаев родился в семье чиновника Владимирской казенной палаты. Десяти дет был отдан в местную гимназию, которую окончил в 1860 г. с серебряной медалью. В том же году поступил на юридический факультет Московского университета. В столице, наш земляк становится деятельным членом ишутинской организации (тайная революционная организация, основанная в Москве Н. А. Ишутиным), которая, по выражению блюстителей порядка, была «заражена социалистическими идеями» и ставила своей главной целью освобождение Н. Г. Чернышевского из сибирского заточения.

Вряд ли кто из кружковцев предполагал, что скоро и они окажутся там же. Целых 5 лет проведет П. Ф. Николаев вместе с Н. Г. Чернышевским на Александровском заводе Забайкальской области. «Мы жили так близко с Николаем Гавриловичем, чуть не в одной комнате в течение долгих и унылых пяти лет, от 1867 по 1872 гг. Чуть не каждое слово, чуть не каждое движение любимого мной человека вспоминаешь с необыкновенной отчетливостью», — так обычно начинал свой рассказ о Чернышевском Петр Федорович собравшейся в его доме на Никитской улице молодежи.

После двадцатилетней сибирской ссылки возвратился Николаев во Владимир под надзор полиции. Из донесений начальника Владимирского губернского жандармского управления в Департамент полиции видно, что бывший каракозовец имел «близкое знакомство и постоянную связь с другими, находящимися под надзором полиции политически неблагонадежными лицами, которые часто собираются в его квартире, и в политическом отношении неблаггонадежен».

В годы владимирской ссылки Николаев бесспорно оказал большое идейное влияние на местную молодежь. «Его рассказы о Чернышевском будили в ней самые хорошие чувства и она, несмотря на всяческие «препоны и рогатки», проникала в скромное жилище поднадзорного — маленький деревянный флигель на Никитской площади, принадлежащий его матери», — писал в своей книге «Пережитое» С. П. Шестернин.

В этом доме П. Ф. Николаев написал мемуары о Каракозове ком процессе, суде и годах ссылки в Сибири. Вот что рассказал о их появлении Н. Иорданский, постоянный гость и слушатель Николаева, в одном из номеров «Старого владимирца» за 1910 год: «Изданы были эти мемуары гектографическим путем в формате одной восьмой печатного листа бумаги в виде довольно толстенькой книжки и в небольшом количестве экземпляров. Самодельный гектографический аппарат, в опасении обыска, в скором времени по отпечатании был потоплен в мутных волнах Лыбеди»2.

Во Владимире Петр Федорович много внимания уделял литературной и переводческой деятельности. Чтобы быть ближе к издательским писательским кругам, он в 1890 г. уехал в Москву. Но свой родной дом не забывал, часто приезжал сюда, чтобы встретиться с друзьями и в тиши поработать. В 1892 г. в один из своих наездов Николаев познакомился с Н. Е. Федосеевым. Столкнулись две идеологии: народничества и марксизма. Их споры, за которыми ревностно следила молодежь, часто затягивались далеко за полночь. Каждый твердо оставался на своих позициях.

Литературная и политическая деятельность прошли рядом через всю жизнь П. Ф. Николаева. Тюрьма, ссылка, полицейский надзор были постоянными его спутниками.

От места, где стоял домик П. Ф. Николаева, поднимемся вверх по этой же стороне Первомайской улицы и остановимся у деревянного одноэтажного домика во дворе (Первомайская, 9а). Это в нем находилась первая частная библиотека для чтения, книгами которой пользовался марксист Н. Е. Федосеев в годы своей владимирской ссылки (1892—1893). Обратим внимание и на двухэтажное здание, стоящее рядом (Первомайская, 9). Эти два дома принадлежали К. Ф. Надеждину, местному историку, преподавателю Владимирской духовной семинарии.

26 июля 1889 г. к владимирскому губернатору с прошением об открытии частной библиотеки в доме Надеждина на Никитской улице обратилась А. К. Калачевская. Она была дочерью К. Ф. Надеждина. После предварительной проверки «нравственной и политической благонадежности» просительницы разрешение на открытие библиотеки ей было дано самим начальником губернии. При этом Анне Ксенофонтовне предъявили «список книг, которые не должны быть допускаемы к обращению в библиотеках и общественных читальнях», и взяли с нее расписку. А чиновнику особых поручений при губернаторе велено было установить за вновь открываемой библиотекой наблюдение.

Библиотека Калачевской в момент открытия насчитывала свыше тысячи томов. В ней были книги по философии, психологии, педагогике, истории русской и всеобщей, географии, этнографии, естествознанию, истории русской и зарубежной литературы.

Эта библиотека была настоящей находкой для Н. Е. Федосеева, занимавшегося научной работой. Он пишет своим друзьям: «…а главное, здесь очень хорошая библиотека. А это… составляет для нас, по крайней мере в настоящий момент, условие очень ценное».

Дом № 9 по Первомайской улице интересен и тем, что сюда в 1911 —1915 гг. приезжал на каникулы будущий писатель Дмитрий Андреевич Фурманов, тогда еще ученик торгового училища и студент. Здесь жил его дядя П. Ф. Фурманов, купивший этот дом в начале 1905 г. у Надеждиной, матери А. К. Калачевской.

В 1922 г. по совету писателя родственники передали безвозмездно дом Владимирскому губисполкому под детский сад. В настоящее время в нем располагается Владимирский филиал Центральной Горьковской научно-исследовательской лаборатории судебной экспертизы.

Закончим свое путешествие по улице у здания под номером 3. Его построила для себя Владимирская губернская земская управа в 1909 г. Через три года к особняку с западной стороны сделали пристройку, которая потеснила владения женской гимназии.

В доме во дворе земской управы до революции 1917 г. размещалась земская типография (на первом этаже) и статистическое бюро. До 1988 г. здание № 3 по Первомайской улице занимал обком КПСС.

В настоящее время Первомайская улица относится к Ленинскому району. Расположена от Золотых ворот до улицы Нижне-Лыбедской.

Источник:
Книга Улицы Владимира
Авторы: Юрий Дмитриев, Нина Дятлова, Роза Савинова
Издательство: Верхне-Волжское книжное издательство

Первомайская улица во Владимире: Один комментарий

Добавить комментарий для андрей ершов Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>